Поиск
  • Sergey Chebotov

Ям Алинь, Хребет Миддендорфа 1987

Пост обновлен февр. 18

Из отчета о лыжном походе 1987-ого года:

«Научно-спортивная экспедиция, посвященная ХХ съезду ВЛКСМ *, была организована туристским клубом «Фортуна», входящим в х/о «Молодежный досуг». Большую помощь в подготовке и проведении экспедиции оказал Хабаровский краевой комитет комсомола. Участники экспедиции члены т/к «Фортуна совершили первопрохождение сложного лыжного маршрута 5к.с.** через перевалы четырех, пока еще практически не изученных, хребтов Ям-Алиня, Эзопа, Харгинского и Миддендорфа (название дано группой). Во время похода была выполнена большая научная программа. Впервые на Дальнем Востоке получены данные о распределении снежных масс на склонах хребтов, проведен отбор проб снега на загрязнение. ЦЕЛИ ЭКСПЕДИЦИИ. В центральной части Хабаровского края на его границе с Амурской областью расположен узел из нескольких еще очень слабо изученных хребтов. Наиболее мощным из них является хр. Ям-Алинь с высшей точкой - вершиной Город-Макит (2296м), к которому примыкают хребты Эзоп, Харгинский и хребет, являющийся водоразделом рек Нимелен и Керби и не имевший до сих пор названия (наверно, такое возможно только на Дальнем Востоке). Названные хребты относятся к среднегорным сооружениям, которые выше 1400 – 1600м образуют гольцовую зону. Они являлись наиболее крупной областью горно - долинного обледенения на Дальнем Востоке. Горный ландшафт усложнен здесь многочисленными карами, со спрятанными в них озерами, трогами в днища которых местами врезаны узкие каньонообразные долины. Текущие в них реки изобилуют порогами, водопадами, перекатами. Все это делает район насыщенным естественными препятствиями и перспективным для совершения здесь туристских походов самых высоких категорий сложности.»

* Во времена Советского Союза, как правило, сложные походы, экспедиции посвящались каким-то мероприятиям КПСС или ВЛКСМ. В основном это делалось не из идеологических соображений, просто это позволяло найти, выражаясь современным языком, спонсоров. Партийные, комсомольские и профсоюзные органы выделяли на такие походы деньги, и что самое главное - продукты. Особенно это было актуально в 80-х годах, когда проблема с продуктами стояла очень остро.


** 5 к.с. - пятая категория сложности. Спортивные походы делились по сложности на категории от 1 до 5, в 80-х годах дополнительно стали выделять сверхсложные походы 6 к.с.


Выдержки из походного дневника


10.03.1987

Захлопнувшаяся дверца самолета Л-410 разом отделила нас от предпоходной суеты, домашних забот, незавершенных дел.


Нас 7 человек – участников научно-спортивной экспедиции, посвященной ХХ съезду ВЛКСМ.

  • Чеботов С.А. научный сотрудник Института тектоники и геофизики – руководитель группы.

  • Глотов А.А. ГИП проектно-конструкторского бюро АСУ – зам. руководителя. Он отвечает за техническое описание маршрута, пройденных перевалов и покоренных вершин. Все эти сведения пригодятся группам, которые проложат свои маршруты в этих краях вслед за нами.

  • Нестеренко С.В. инженер-технолог НИИ «Сириус» - наш завхоз, центральная фигура в группе. Без правильной подборки продуктов с учетом их калорийности, соотношения белков, жиров и углеводов успешное прохождение маршрута просто невозможно.

  • Паршин Ю.Е. ГИП «Сибстальконструкция» – наш фотограф, его фотографии помогут нам при возвращении домой показать красоту и сложность пройденного маршрута.

  • Боярчук С.Г., ст. слесарь крайкома КПСС – наш реммастер. Когда Сергей с нами в походе мы не берем запасные лыжи, его умелые руки и тщательно подобранный ремнабор гарантируют нам устранение любой поломки.

  • Павленов Ю.В. нач. сектора НИИ «Сириус», поскольку наша экспедиция научно-спортивная, то есть и научная часть, за которую Юра как раз и отвечает.

  • Цыбенов А.В. студент ХГПИ – наш метеоролог, это у него мы будем постоянно с надеждой спрашивать: «Как там температура?».


Все мы члены т/к «Фортуна» и нам предстоит пройти сложный лыжный поход 5 к.с. по местам, которые туристами пока еще не освоены. Побывать в этих краях наша давняя мечта и, пока самолет кружит над аэродромом поселка Софийск, примериваясь к взлетно-посадочной полосе, мы, прильнув к иллюминаторам, в свою очередь примериваемся к белеющим вдали вершинам Эзопа. Отсюда из самолета они кажутся довольно простыми, пологими и каждый из нас про себя облегченно вздыхает: «Ну, это ерунда, это для нас не так страшно».


Вновь распахнувшаяся дверца самолета выпустила нас в совершенно иной мир: мир тайги и гор, яркого солнца и бездонного ночного неба, весенней метели и не знающей удержу пурги.

12.03.1987

Первые два дня маршрут проходит по р. Олга и, хотя движение по реке особых трудностей не представляет, для нас эти дни не из легких. Приноравливаемся к ходьбе с 37-ми килограммовыми рюкзаками, втягиваемся в походную жизнь, наши организмы перестраиваются на совершенно новый режим работы не похожий на городской.


13.03.1987

Сегодня подходим к хребту Эзоп под наш еще ни кем не пройденный перевал, но разглядеть как следует хребет нам не удается. Старина Эзоп закрылся тучами, сыплет мелким снежком, и лишь иногда в разрывах туч можно видеть, что вблизи он не кажется таким уж пологим и безобидным.


В такую погоду идти на перевал, конечно, нельзя, поэтому, подобравшись к хребту как можно ближе, разбиваем лагерь у последних чахлых елок, спрятав палатку от ветра за снежной стенкой.


Чтобы не терять времени даром, проводим генеральную репетицию перед встречей с горами. Еще раз проверяем подгонку снаряжения, испытываем специально приготовленные к походу снежные якоря для страховки на снегу, отрабатываем приемы страховки, падаем, зарубаемся, вспоминая главную заповедь альпиниста: «Зарубился сам, заруби товарища».


«Зарубился сам, заруби товарища»

Вершина хребта Эзоп
Гребень хребта Эзоп


14.03.1987

Небо продолжает хмуриться, но облака приподнялись повыше, давая нам возможность разглядеть склоны хребта. К нашему перевалу ведет широкий снежный кулуар, подъем по нему опасен из-за возможного схода лавины, поэтому решаем подниматься по гребешку, идущему к вершине слева от перевала. Хотя этот путь длиннее, зато и безопаснее.


Выйдя на перевальную седловину, оставляем рюкзаки, утепляемся и по узкому снежно-скальному гребешку выходим на высшую точку хребта Эзоп - вершину Харга. С нее панорама хребта Эзоп открывается во всем своем великолепии. Это не пологий ровненько идущий Сихотэ-Алинь, по которому обычно судят о горных системах Дальнего Востока, а какое-то могучее сплетение хребтов, крутые заснеженные склоны, большие перепады высот. Отсюда отлично виден и Харгинский хребет. Его мы рассматриваем особенно жадно, где-то там лежит перевал, который нам предстоит пройти завтра. Сначала даже становится страшновато, явно выраженного перевала не видно – сплошная стена, но потом, присмотревшись, намечаем, как нам кажется, неплохой путь подъема.


Спуск с хребта оказался гораздо сложнее подъема, крутой склон покрыт твердым настом, в который кошки загоняются с большим трудом. Я начинаю спускаться первым, взяв палки на самостраховку и, с трудом забивая кошки в твердый наст, прохожу метров тридцать. Склон становится все круче, и вдруг, когда я в очередной раз пытался забить кошку в наст, нога неожиданно проваливается, и я лечу головой вниз по склону. Зарубаюсь лыжными палками, разворачиваюсь ногами вниз. Наши лыжные костюмы сшиты из капрона. Такая одежда очень удобна, она легкая, не обмерзает, практически не продувается ветром. Но у нее есть одно неприятное свойство, на снежном насте капрон великолепно скользит. Я всем весом наваливаюсь на палки, пытаясь остановить падение, но они с трудом входят в наст, а тяжелый рюкзак и капроновая одежда играют против меня, скорость падения все увеличивается. Порой мне кажется, что палки сейчас вырвутся у меня из рук, но я продолжаю свои попытки задержаться, и мне все-таки удается замедлить скорость. На мое счастье меня выносит на камни, по которым капрон скользит не так хорошо, как по снегу, и мне удается остановиться.


Дальше решаем спускаться по веревкам, к тому же начинается метель, идет снег, видимость резко падает. Приходится организовывать страховку более тщательно, в таких условиях не до спешки, и мы заканчиваем спуск уже в сумерках.


Во время моего падения по склону с меня слетела шапочка, находим её в конце спуска. Она пролетела 600м и ни за что не зацепилась, как-то не хочется думать, что я мог бы повторить ее путь.


Быстро надеваем лыжи и катимся вниз, спеша спуститься до леса, но неожиданно наш путь преграждает водопад. Обходить его уже нет времени, приходится разбивать лагерь здесь же, среди нескольких чахлых кустиков ольхи. Наковыряли из под снега сухие ветки ольхи, кедрового стланика, и наша ночевка получилась вполне уютной.


15.03.1987

Разыгравшаяся пурга не позволяет нам выйти на перевал, перебираемся к нему поближе на границу леса, устраиваемся поуютнее, отсыпаемся, чиним и подгоняем снаряжение. На улице метет метель, идет снег, а у нас в палатке тепло и уютно. Палатка в походе заменяет нам дом, это наш надежный тыл. В ней мы отдыхаем, укрываемся от непогоды. Но палатка - это всего на всего тонкий капроновый шатер, чтобы в нем было тепло, можно было отдохнуть и высушить вещи, на ночь мы устанавливаем печку и всю ночь дежурим около нее, по очереди поддерживая огонь. Эти ночные дежурства одна из неотъемлемых черт наших походов. Во время этих дежурств мы приводим в порядок свое личное снаряжение, пишем дневники. Это наше личное время, когда каждый остается наедине с самим собой, со своими мыслями о доме, о своих близких.


Перевал через Харгинский хребет, впереди хребет Ям-Алинь

Высшая точка Харгинского хребта

Гребень Харгинского хребта

16.03.1987

Чтобы иметь в запасе побольше светлого времени, утром выходим, как только чуть – чуть рассвело. Дует пронизывающий ветер, холодно, и мы с нетерпением поджидаем, когда же, наконец - то, выглянет солнышко. В марте оно пригревает уже довольно ощутимо. Правда в зимних походах солнце частенько из доброго ласкового друга превращается во врага. Под его лучами снег раскисает, становится влажным, тяжелым, и тогда все открытые склоны грозят лавинами. Но сегодня подъем на перевал проходит по гребню среди камней, где лавины не страшны, и поэтому мы торопим солнышко, тем более, что ветер усиливается, рвет с гребней «снежные флаги».


Перевал через Харгинский хребет во многом напоминает предыдущий через хребет Эзоп. Наша задача не просто пройти эти перевалы, но и совершить восхождения на высшие точки хребтов, поэтому, выйдя на перевал, мы оставляем рюкзаки и начинаем траверсировать хребет в направлении его высшей точки. До нее около трех километров по снежному гребню. Поднявшись на промежуточную вершину, обнаруживаем на ней тур, а в нем записку в полуистлевшем мешочке из под образцов. Пытаемся её прочитать, но удается только разобрать: «Привет коллегам…..» и записка рассыпается в наших руках. Вдруг приходит запоздалая мысль, а что если эту записку оставил кто-то из коллег Федосеева, ведь он же работал в этих местах. Эх, надо было её сохранить и попробовать расшифровать дома, но поздно, ветер уже подхватил и унес полуистлевшие кусочки бумаги. На перемычке между вершинами висят снежные гребни, а там где их нет, гребень заострен, как в таких случаях говорят, словно лезвие ножа. Кое - где путь преграждают жандармы, так называют скальные выходы на гребне. Но вот, наконец , и вершина! Оглядываемся, мы в самом центре горной страны, в окружении белых вершин Эзопа, Ям-Алиня, Дусе-Алиня. Пытаемся по карте разобраться в этом хороводе вершин, фотографируем, складываем тур и оставляем в нем записку. Погода в это время резко портится. Порывы ветра становятся все более длительными и сильными, небо затягивается облаками, видимость падает до 300м, нужно скорее уходить.


Спустившись к рюкзакам, готовим веревки, вяжем обвязки, спуск сегодня снова предстоит сложный. А ветер беснуется, бьет снежной крупой в лицо, сбивает с ног. Загоняем в снег снежный якорь, крепим к нему веревку и начинаем спускаться. Это не так то просто сделать. В начале спуска крутой обледеневший склон, камни, плотный ветровой наст, в конце - покрытые снегом скалы, а за плечами тяжелые рюкзаки, с подвязанными к ним лыжами. В лицо бьет ветер, забивая снег во все щелочки, покрывая льдом ресницы, усы и бороды, поэтому особенно тщательно организовываем страховку, здесь не разбежишься. И, опять как на первом перевале, в безопасное место спускаемся уже в сумерках. И снова нам не удается добраться до леса, путь преграждает крутой каньон. Приходится, так же как и вчера, останавливаться в кустиках ольхи, но сегодня положение похуже, кустики совсем чахлые, а пурга уже набрала полную силу. Трое ставят палатку, это сейчас самое важное, остальные пытаются насобирать дров, разжечь костер. Поставить палатку, когда ветер рвет её из рук, сбивает с ног, занятие довольно сложное, но для нас, это, так сказать, «штатная ситуация». Сначала закрепляем грани палатки изнутри рюкзаками, затем по очереди закрепляем их лыжными палками и присыпаем снегом, остается только вместо центральной стойки воткнуть лыжу, и палатка готова. Удается даже насобирать дров на ужин. Труднее всего приходится дежурному, чтобы сварить на таком ветру ужин нужно приложить много сил и изобретательности. А горячая пища и питье нам ох как необходимы, уже больше 16 час. у нас во рту не было и глотка воды. Поэтому сначала пьем просто талую воду, а уж потом чай.


Дров хватило и на то, чтобы поддерживать ночью в палатке плюсовую температуру. Только вот на приготовление завтрака их уже не осталось, удалось только натопить по кружке воды, но в нашей ситуации и это очень даже неплохо.


Место ночёвки под перевалом

21.03.1987

Хребет Ям-Алинь протянулся с юга на север изломанной змейкой, а мы идем напрямую, протыкая его через перевалы. После перевалов хребтов Эзоп и Харгинский перевалы Ям-Алиня кажутся нам простыми, проходятся они без особого напряжения, но вид с них на окружающие горы не становится от этого менее привлекательным. Основные неприятности нам доставляют подходы к этим перевалам, в верховьях практически все речки бегут в каньонах, которые завалены огромными валунами, буреломом, глубоким снегом. Особенно тяжело нам пришлось при подъеме по ручью Снежному, где на прохождение 1.5 километров у нас ушло два часа.


Верховья реки Голубая

24.03.1987

Сегодня, пройдя очень красивый и логичный перевал, выходим в верховья реки Кумсун к подножью высшей точки района - вершине Город-Макит, основной цели нашего путешествия. Погода нас в этом походе не балует, вот и сегодня с утра метет метель. Пока разбиваем лагерь на границе леса, ветер немного стихает. Мы решаем выйти на разведку пути подъема на вершину. Наиболее просто и безопасно подниматься на нее по юго-восточному гребню. К нему мы и направляемся, поземка и рассеянный солнечный свет, так называемая «Белая мгла», скрадывают очертания рельефа, искажая истинные размеры предметов, крутизну склонов. И мы не сразу замечаем, что внизу гребень расширяется, переходя в открытый снежный склон, и в этой части он уже не является безопасным в лавинном отношении. Как только я выхожу на этот склон, он подо мной проседает, раздается характерное уханье, и по склону зазмеилась трещина. Мы замираем от столь явного и грозного предупреждения, затем по одному по своим следам уходим из опасного места.


Я стою, замерев на склоне, в ожидании пока ребята отойдут с открытого места в кусты, вслушиваясь во все звуки, доносящиеся из глубины снежного пласта. А перед глазами встает другой далекий Саянский склон, тогда лавина не заставила себя долго ждать, и склон вздыбился сразу за раздавшимся уханьем. Но в этот раз, слава богу, все обошлось. Отойдя в кусты, переводим дух, осматриваемся, намечаем новый путь подъема. Наиболее безопасно выходить прямо в лоб к скалам на гребне. Снимаем лыжи и одеваем кошки, выйдя на гребень, начинаем по нему подниматься к вершине. Гребень вначале не очень сложный постепенно становится все круче, возникает необходимость в организации страховки, и мы решаем возвращаться. Тем более, что задача на сегодня выполнена, путь на вершину ясен, а погода не улучшается, наоборот, ветер начинает усиливаться.


Палатка наша стоит у самой границы леса, он здесь довольно редкий и не может служить достаточно хорошей защитой от ветра. К ночи разыгрывается настоящая пурга, и под напором ветра начинает расползаться тент, приходится одеваться, выбираться из теплой палатки в ночь и заниматься ремонтом.


25.03.1987

Утром просыпаемся под завывание пурги, завтракаем и снова забираемся в спальники, вполглаза спим, постоянно с надеждой выглядывая из палатки. К 12-ти часам ветер немного стихает, в небе появляются просветы, и мы решаем попытать счастья. Потеплее одеваемся, и по своим следам выходим на гребень, дойдя до места, от которого мы вчера повернули назад, связываемся и дальше поднимаемся со страховкой. Хотя подъем не такой уж сложный, но камни обледенели, а в случае срыва, как говорится, есть куда падать.


По мере подъема сила ветра становится слабее , небо разъяснивает, и с каждым шагом нам открываются новые далекие вершины. А когда поднимаемся наверх, природа видимо решает сделать нам подарок, ветер стихает, пригревает солнышко, и заискрились, засверкали первозданной белизной вершины, разделенные тоненькими темно-зелеными ниточками речных долин, и накрытые небом, будто огромным иссиня-черным колоколом. Казалось и остались - то на свете только эти три краски, да еще, пожалуй, серые скалы, но зато многообразию порождаемых ими оттенков не было предела. И не понятно от чего сводит дыхание, то ли от тяжелого подъема, а может быть от этой открывшейся вдруг картины, и ты понимаешь, что ради этого стоило терпеть и «пахать», и что где-то здесь спрятан ответ на вопрос: «Зачем мы ходим в горы?». Жаль только, что до этого ответа нужно дойти самому, своими ногами, на словах его не передашь и в рюкзаке не принесешь.


Подъём по гребню

Вершина Город-Макит 2298 м

Спуск с вершины Город-Макит

28.03.1987

Сегодня наш последний перевал через хребет Ям-Алинь, перевал не высокий, и особых каверз мы от него не ожидали. Под перевальный взлет подходим уже после обеда, предварительно намучившись на затяжных мокрых наледях, по которым приходилось практически брести. К перевалу ведет открытый, не представляющий особых трудностей трехсот метровый склон, а с той стороны, судя по карте, лес подходит прямо к перевальной седловине, поэтому решаем подниматься, не смотря на относительно позднее время.


Выйдя на перевал, складываем тур и называем перевал «Прощальным», ведь это наш последний перевал на Ям-Алине. Со стороны спуска заросли каменной березы и ольхи действительно подходят к самой седловине перевала, но удобного места под палатку нет, да и с дровами туговато, поэтому решаем спуститься пониже, тем более, что распадок довольно пологий. Но по мере спуска распадок становится все уже и круче, пока не превращается в узкий каньон с отвесными скальными стенками. Под ногами все чаще встречаются крутые участки чистого льда, а, когда казалось, что до леса уже рукой подать, путь нам преградил застывший водопад, состоящий из двух ступеней гладкого натечного льда. Верхняя ступень имела в высоту около 7 метров, нижняя - около 9-ти. В быстро густеющих сумерках навешиваем веревки, спускаем рюкзаки, лыжи и сами проходим этот участок по веревкам. Заканчиваем спуск уже в полной темноте, благо здесь настоящий лес, и нет никаких проблем с дровами.



Замерзший водопад


31.03.1987

Вчера вышли в верховья р. Нимелен к хребту, не имеющему пока названия. Видимость не очень хорошая, дымка, сыплет мелкий снег. Все это очень не кстати, ведь в этих краях никто из туристов еще не бывал, и нам очень хочется все получше рассмотреть, отснять на пленку. В верховьях р. Нимилен расположены мощные скальные цирки, во время вчерашней разведки мы нашли только один достаточно простой перевал, который и наметили для прохождения.


На днищах цирков упрятаны островки густого елового леса, и мы укрыли свой лагерь среди одного из них. И хотя ночью сильный ветер завывал в верхушках деревьев, в нашей палатке было тепло и уютно.


На перевал выходим рано утром, и в половине девятого мы уже на перевальной седловине. Она представляет из себя резкое, узкое понижение в гребне. Ветер, и без того сильный, здесь несется как в трубе с бешеной скоростью. И это при температуре – 26! У одного из участников ветром подхватило рюкзак и протащило его несколько метров по склону, к счастью, нам удается его поймать. Складываем тур и оставляем в нем записку с предложением назвать перевал «10 лет т.к. «Фортуна». Мы считаем, что наш клуб внес большой вклад в туристическое освоение Дальнего Востока. Участниками клуба пройдено много новых маршрутов в различных районах Дальнего Востока, и нам кажется, что мы имеем право назвать один из впервые пройденных перевалов в честь клуба.


Скатившись с перевала, снова забираемся вглубь островка густого леса, укрываясь от ветра. Устанавливаем палатку, заготавливаем дрова. К обеду ветер немного стихает, становится теплее, и мы решаем сделать попытку восхождения на высшую точку этого хребта. Цирк перед вершиной смотрится очень внушительно, справа и в центре монолитная скальная стена, и лишь слева просматривается достаточно простой путь подъема в висячий цирк, а из него по гребню - на вершину. По этому пути мы и поднимаемся, одев кошки.


Видимо мы одни из первых людей, по крайней мере одни из очень немногих, кто любовался видом окружающих гор с этой вершины. Здесь нет даже тригопункта. К сожалению, горы так и не захотели нам показаться во всей своей красе, укрывшись за облаками. Но все равно мощь хребта чувствуется, и нам кажется, что он совсем не заслуженно до сих пор не имеет названия. Решаем обратиться с предложением назвать не только вершину, но и весь хребет именем А.Ф. Миддендорфа. При спуске с хребта, по просьбе ученых экологов, проводим отбор образцов снега. На крутом снежном склоне при сильном ветре это не такое уж простое дело, но все же самым сложным оказалось растопить этот снег в палатке. Под потолком всю ночь висели гирлянды мешков со снегом, на которых конденсировалась влага и капала на нас. И всю ночь дежурные воевали с этой гирляндой, собирая растаявшую воду.


Отбор образцов снега

1.04.1987

Сегодня весь день катились вниз по р. Лев. Мунали, более кошмарной реки нам кажется еще не встречалось. 27км сплошных наледей, причем очень крутых, что-то типа детской ледяной горки, на которой не помогают стальные канты наших «Бескидов». К тому же течет река в сплошном каньоне, так что по берегу обойти наледи невозможно, и нам остается одно, катиться по льду пытаясь удержаться на ногах. Это не всегда удается, мы все множество раз падаем. Помочь друг – другу здесь невозможно, так что спуск проходил под девизом «Каждый умирает в одиночку». Очень много падений, к счастью, все обходится синяками и шишками. В своей нижней половине река становится более пологой, но здесь в нее впадают мощные притоки, и поверх льда сплошным потоком бежит вода, кое-где глубиной до 15 – 20 см. Приходится идти вброд. К вечеру выходим на реку Керби. Судя по карте через 5 км должна быть изба связистов, но мы решаем последний раз заночевать в палатке. Сегодня день рождения у нашего товарища Юры Павленова, и нам хочется отметить его по походному, в палатке.


Да и вообще, не смотря на продолжительный и трудный поход, как-то жалко расставаться с походной жизнью, не верится, что все уже позади, и через несколько дней мы будем далеко от этих мест, от заснеженной тайги, перевалов, вершин. Немножко грустно, что наша мечта осуществилась, и теперь вместо нее у нас останутся воспоминания, слайды, фотографии.


Верховья р. Лев. Мунали — Р. Лев. Мунали — База в низовьях р. Лев. Мунама


2.04.1987

Заканчиваем свой маршрут в артели старателей. Встречают нас очень радушно. Впервые за много дней едим обед из нескольких блюд, и главное - без ограничений. Особенно, конечно, налегаем на свежеиспеченный хлеб. После сухарей кажется, что нет на свете ничего вкуснее . Затем идем в баню, моемся, стираемся, приводим себя в порядок. По полученному наслаждению баня нисколько не уступает свежему хлебу.


Вечером в артель приходит машина за металлоломом. Поскольку наш поход посвящался ХХ съезду ВЛКСМ, райком комсомола договорился с руководством прииска и машину отдают нам. В прошлом году группе нашего турклуба повезло меньше, первым уехал металлолом.


3.04.1987

По дороге в пос. Бреакан нас встречает группа операторов телевидения и кинохроники. Они должны были снимать фильм о нашем походе, планировалось, что для этого они несколько раз прилетят к нам на маршрут на вертолете. Но из-за постоянно нелетной погоды, они так и не смогли этого сделать. Приходится снова вставать на лыжи, надевать рюкзаки, тропить, лезть через бурелом. Вдали от гор это кажется игрой, но что поделаешь, у ребят тоже своя работа и им ее нужно выполнить.


А вечером нас приглашают на дискотеку в клуб «Диалог». Конечно, наши наряды и почерневшие от солнца и мороза физиономии не очень-то гармонируют с нарядами местных красавиц, но, в общем-то, вечер прошел неплохо. Мы ответили на массу вопросов, показали слайды из наших предыдущих походов и даже немного потанцевали.


Высотный график маршрута

Высотный график маршрута

График движения


Отзывы ученых, статьи в газетах >>



Блог о путешествиях, когда тебе 60+

Личный блог Сергея Чеботова

о треккингах и путешествиях

А автор кто?

Альпинизмом я увлекся на первом курсе университета в 1970 г., там же я познакомился и с лыжным туризмом. 

 

© 2020 Личный блог Сергея Чеботова о восхождениях и треккинге. Доработка и поддержка сайта — wix2b.ru